Одиночество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Одиночество » Фильмы, музыка, искусство, видео » Ваш любимый стих


Ваш любимый стих

Сообщений 811 страница 840 из 983

811

А это не всем рыжим посвящается

Я просто шла домой – невысоко
внизу сверчало поле овсяное,
в бидоне пело птичье молоко
свежайшего вечернего надоя,
по кровлям разбегались огоньки,
потрескивая крыльями, взлетали
над руслом погасающей реки –
и пропадали где-то в чернотале.

Из монастырских кованых ворот,
в потёмках спотыкаясь об ухабы,
тянулся по дороге крестный ход:
всё больше чернецы, калеки, бабы.
Блаженный щёлкал лыковым бичом
и «цоб-цобе» покрикивал идущим,
не то просящим яростно о чём,
не то кого-то жалобно клянущим…

…Они меня не мучили почти.
До срока затворили в дальней келье,
ржаные просолённые ломти
оставив у соломенной постели.
Придя по следу, ветер ставни рвал,
царапал камень, отгрызал побелку,
котовьим басом в трубах завывал
и жалился бузиновой свирелкой.

Зачем, не зная сами, поутру
на перекрёстке разложив кострище,
они пришли смотреть, как я умру,
во все свои голодные глазища –
как задымится свежая смола,
заговорят еловые побеги,
и косточки поверженного зла
по хатам разнесут на обереги.

Юродивый в огонь подбросил плеть
и загорланил: «гори-гори ясно»…
Какая грусть - для вас дотла сгореть
и знать, что вы по-прежнему несчастны,
и уходить, уже не над травой –
над соснами, берёзами, дубами,
в обнимку с ветром, лёгкой и живой,
овсяный колосок зажав зубами.

0

812

голова полна детского неба, розовеющего едва.
наблюдаешь, как боль, утратив свои права,
вынимается прочь из тела, словно из тесного рукава.

хорошо через сто лет вернуться домой с войны,
обнаружить, что море слушается луны, травы зелены,
и что как ты ни бился с миром, всё устояло,
кроме разве что сердца матери,
выцветшего от страха до белизны
(с) Вера Полозкова

0

813

Один мой друг завел себе ангела,
настоящего,
с белыми крыльями и тревожным светом в груди.
Ему предлагали рыбок, кота, гигантского ящера –
не брал: рыбок целое море, а ангел – всего один.

Нормальный попался ангел:
красивый, послушный, ласковый.
Слегка мелковат, но зато освещает комнату в темноте
и балует всех под вечер такими сказками,
каких человек не сложил бы,
да и не захотел.

Мой друг недавно устроился
на вторую работу.
Ангел в доме – не мышка, в содержании дорог.
Он же видеть не хочет супов, котлет и компота,
ему подавай нектар,
креветки,
пармезан в помидорах.

Он пьёт только чистый виски,
спит исключительно сидя,
но чтобы кто-нибудь рядом всё время стоял
с опахалом.
Друг мой стоит.
Сдувает пылинки.
Всё в наилучшем виде.
Недавно они завели грифона, будто забот не хватало.

Я временами ворчу, говорю, зачем тебе это?
Пользы ведь от него никакой, зато по горло возни.
Друг молча смотрит.
В усталых глазах – острые блики света.
И что-то такое...
такое...
Не могу объяснить.

lllytnik

+1

814

«Про Вовку»
Все мы начинаемся в роддоме
И несём надежду пред собой,
Но порой случаются обломы,
Как в любой программе - странный сбой.

Молодым родителям неловко:
"Покажите!", требует семья.
А кого показывать им? Вовку?!!
Ну, уж нет! Позориться нельзя!

Как ни умоляли бабка с дедкой,
Тётки и двоюродный племяш -
Сын то хвор, то занят, то с соседкой
И вобще отсутствует - шабаш!

Но, конечно, слёзы проливали,
Гладя милый горбик на спине;
Меж собой "Карлушей" называли,
Находя, что строен он. Во сне.

И вперёд присматривались метко:
"Скоро будет в курсе каждый хер!
Может быть, сдадим его в разведку?
Недалече, скажем, в ГеДеэР?"

"Пусть себе способствует разрядке
Нелегалом в братской немчуре!
Я хоть отдохну от этой прятки!",
Старший Вова плакал и зверел.

В ту же пору карлик недоделан
То же плакал в тёмной под замком:
"Ничего. Придёт моя неделя,
Всяк со мной окажется знаком.

Всем явлюсь в лицо. Смотрите, смерды!
Взгромоздюсь на высочайший трон.
Я страшнее самой лютой смерти -
Вот он - Я! Он -вот Я! Я - вот Он!"
©  Алексей Сольский, 2013

0

815

ОДИНОКИЙ ДРУГ.
Хуан Рамон Хименес

Ты меня не догонишь, друг.
Как безумец, в слезах примчишься,
а меня — ни здесь, ни вокруг.

Ужасающие хребты
позади себя я воздвигну,
чтоб меня не настигнул ты!

Постараюсь я все пути
позади себя уничтожить,
ты меня, дружище, прости!..

Ты не сможешь остаться, друг...
Я, возможно, вернусь обратно,
а тебя — ни здесь, ни вокруг.

0

816

Я – здесь.
Но вам я другом не стану,
Потому что плачет душа
На побережье дальнем.

0

817

Весна

Весна снегу намела.
Моя возлюбленная ко мне охладела,
Да отсохнет язык врага моего.

Գարուն Ա
Գարուն ա ձուն ա արել,
Վայ լէ լէ, վայ լէ լէ, վայ լէ լէ, լէ լէ:
Իմ եարն ինձնից ա սառել,
Ախ չորնա, վախ այ եար, չար մարդու լեզուն

0

818

А я не холодна, напротив, таю,
Но кто тут разберет, от Вас ли, для него...
Слеза, вода, иль снег? - уже не различаю.
А может, сон? И нету ничего?

0

819

Елена

Дан приказ, извините за пафос, веком: здесь нельзя отбояриться – «не по мне». А за эту б Елену сражаться грекам, но Елена сейчас на другой войне. Здесь не «если б да кабы», а только «надо», не бывает поблажек и полумер, а Елена записана в Илиаду – «полевой подвижной», вот и весь Гомер.

На войне не бывает излишне строго, только так – вот те планка, давай тянись. На дворе сорок третий с рожденья Бога, но Елена, естественно, атеист. Здесь не вспомнишь о том, что была б ученым – здесь любой изначально войной учен, и давай уговаривай обреченных, что никто в самом деле не обречен. Это служба – служить и стоять на мысли, что когда-то – заплатят по всем счетам, и домой не писать никаких там писем – на Васильевском некому их читать, и никто никогда тебя там не встретит, не подарит цветы, не махнет рукой, ты отлично запомнила, что от Третьей до Смоленского кладбища – да-ле-ко…

Впрочем, так и бывает в двадцатом веке – так, чтоб губы кусать, но вставать с колен. А троянцы какие-то или греки – чем они заслужили таких Елен? Слишком много в них было дурной бравады, слишком выспренни нынешним их слова…
У нее Илиада – под Ленинградом.
На дворе сорок третий от Рождества.

Отредактировано Молчун (22.04.2013 19:11:35)

0

820

Мы все ходили под богом.
У бога под самым боком.
Он жил не в небесной дали,
Его иногда видали
Живого. На мавзолее.
Он был умнее и злее
Того — иного, другого,
По имени Иегова,
Которого он низринул,
Извел, пережег на уголь,
А после из бездны вынул
И дал ему стол и угол.

Мы все ходили под богом.
У бога под самым боком.
Однажды я шел Арбатом.
Бог ехал в пяти машинах.
От страха почти горбата,
В своих пальтишках мышиных
Рядом дрожала охрана.
Было поздно и рано.
Серело. Брезжило утро.
Он глянул жестоко, мудро
Своим всевидящим оком,
Всепроницающим взглядом.

Мы все ходили под богом.
С богом почти что рядом.

0

821

Сюда порой забредает кот-музыкант, хотелось бы, чтобы он это прочитал...

Он, в общем, обычный блудливый кот,
Она - безрассудно-свободная кошка.
Ему бы понять, что она его ждёт,
А ей - что он любит, и не понарошку.

Он не аморален, хотя и не свят.
Она не невинна, но не безнадежна.
Её приручить он, пожалуй бы, рад,
Но в ней много "нет", и совсем мало "можно".

В ней много "не верю" и много "не надо",
Она дарит ласки, но когти не прячет.
В ней много сомнений, где ложь, а где правда,
Но даже от боли она редко плачет.

В её безрассудной кошачьей судьбе
Нет ни постоянства, ни веры, ни верности.
Так все восемь жизней - сама по себе,
Но в этой, последней, ей хочется нежности.

Отредактировано Нэмин'наари (26.04.2013 16:31:57)

0

822

МАЙ

Бледный вечер весны и задумчив и тих,
Зарумянен вечерней зарею,
Грустно в окна глядит; и слагается стих,
И теснится мечта за мечтою.

Что-то грустно душе, что-то сердцу больней,
Иль взгрустнулося мне о бывалом?
Это май-баловник, это май-чародей
Веет свежим своим опахалом.

Там, за душной чертою столичных громад,
На степях светозарной природы,
Звонко птицы поют, и плывет аромат,
И журчат сладкоструйные воды.

И дрожит под росою душистых полей
Бледный ландыш склоненным бокалом,-
Это май-баловник, это май-чародей
Веет свежим своим опахалом.

Дорогая моя! Если б встретиться нам
В звучном празднике юного мая -
И сиренью дышать, и внимать соловьям,
Мир любви и страстей обнимая!

О, как счастлив бы стал я любовью твоей,
Сколько грез в моем сердце усталом
Этот май-баловник, этот май-чародей
Разбудил бы своим опахалом!..
http://uploads.ru/i/x/F/S/xFSeJ.gif

0

823

...И я уйду. А птица будет петь,
                      как пела,
                      и будет сад, и дерево в саду,
                      и мой колодец белый.

                      На склоне дня, прозрачен и спокоен,
                      замрет закат, и вспомнят про меня
                      колокола окрестных колоколен.

                      С годами будет улица иной;
                      кого любил я, тех уже не станет,
                      и в сад мой за беленою стеной,
                      тоскуя, только тень моя заглянет...

                      И я уйду; один - без никого,
                      без вечеров, без утренней капели
                      и белого колодца моего...

                      А птицы будут петь и петь, как пели...

                            Хуан Рамон Хименеса

Не удержался.

+3

824

Ты со мною - одно, ты как будто частица меня
Ты со мною когда я окно по утрам открываю
Ты со мною когда тишину прерывают трамваи
Их вагоны плывут сквозь туман нерасцветшего дня
Ты со мной по каким бы предметам мой взгляд ни скользил
Когда птицы фантазий летят к неизвестному краю
Я с тобой их маршруты и трассы невольно сверяю
Ты как вечный источник моих вдохновений и сил
Начинается день. Словно волны наткнувшись на риф
Пешеходное море вскипает у каждой конторы
Над квадратом стола расцветает квадрат монитора
Начинается танец холодных мерцающих цифр
Мы все время спешим. До чего надоели дела
Суета, маета, механический звон телефона
Глянь - прозрачные кроны подернулись нежно-зеленым
А невзрачная яблонька, будто невеста, бела
В белоснежных ветвях, собираясь, сгущается цвет
Каждый нежный цветочек любовью и счастьем лучится
Что расцветшему деревцу наши унылые лица,
Если ветер весенний сверкающим солнцем согрет
Мотыльки лепестков вслед за ветром рванут в небосвод
Там нарядная синь, там и воздух прозрачней и чище
Понимающим взглядом их молча проводит Татищев
Старый бронзовый Генин им вслед незаметно вздохнет
Сколько пылких признаний. Признанья - слова, и порой
Ты легко их роняешь и так же легко забываешь
А серьезные чувства - как мощная рудная залежь
Ты ее не заметишь под толстой земною корой
Впрочем, что рассуждать. Ведь тебя все равно не поймешь
У рассудка одни, а у страсти другие резоны
Налетит как весенний, никем не предсказанный дождь
Омывающий улицы мокрой волною озона
Отгремит первый гром и опять над землей благодать
Лишь дождинки, как яркий стеклярус, сверкают повсюду
До чего хорошо по весенним бульварам блуждать
Удивляясь расцветшим деревьям и солнцу, как чуду
В каждой крохе дождинки - сияньем наполненный мир
Как под крохотной линзой и лица, и солнце, и город
Этот призрачный мир, как влюбленный, и счастлив, и молод
В нем не хочется думать о сером пространстве квартир
От зари до зари вдоль по улицам бродит весна
Засыпаешь в трамвае, ведь день упоительно долог..
Он исполнен стихами и счастьем, поэтому дорог.
И для этих восторгов любая тетрадка тесна
Крыши солнце закроют, и грод утонет во мгле
Но весна не пройдет, да и день - это попросту повод
Чтобы вновь прошептать: "Я люблю тебя, сказочный город.
Самый лучший на этой весенней цветущей земле!

Марина Генчикмахер.

+1

825

Заведи себе кота, заведи,
поскорее заведи, не тупи.
Он согреет в час ночной и в мороз,
кот избавит от страданий и слез...

Парень бросил? Это так, ерунда!
Помни, он не заменит кота.
Кот залезет на колени, мур-мур,
расслабление в душе и ажур!...

Кот не курит, не пьет, всем пригож,
кот в постели ну оооочень хорош,
мягкий, теплый, уютный, большой,
котэ - это же ж, боже ж мой!

Кот, он ловкий и умный ваще,
любит мяско и ловит мышей,
а когда на душе полный shit,
он свернется в углу и урчит...

Собеседник отличнейший, во!
Не найти в мире лучше него.
Знает умница и идиот,
лучше котэ бывает лишь кот...

Ну а если в какой-то из дней
подойдут журналисты ко мне,
спросят: "Паша, что лучше кота?"
то я твердо отвечу им: два...

(c) Паша Броский

+1

826

…как когда-то в классе у доски, я стою, тупея от тоски вечного, как лёд, непонимания. Некому спасти и подсказать, и учитель смотрит мне в глаза сквозь очки спокойного внимания. А задачка, может быть, проста. А на первых партах – пустота. Маются спасители, смущаются, тянут руки в вышние огни. «Можно выйти?» – говорят они и назад уже не возвращаются.

0

827

Существовать,  иль  жить: и  в  этом  весь  вопрос:

Смирить  свой  гордый дух,

Безропотно  сносить  удары  низкой  доли,

Иль  дать  отпор,  всем бедам  противостоя ?

И  умереть; - Заснуть; - И  больше  ничего;

В  бездействии  своем  мы  прекратим

И  сердца  боль  и  тысячи  других  естественных  волнений,

Что  телу  свойственны.

И  вот  итог  всех  искренних желаний.  Забвение  и  сон.

Во  снах  случайные  виденья.  В  них  проблема.

Что  в  снах  о  смерти  мы увидеть сможем,

Когда  прервем  земную  суету ?

И  это  загоняет  нас  в  тупик,

Признаться,  вынуждая,  что  в  этом  кроется  источник  бесконечных  бед.

Кто  в  силах  выдержать тот  гнет,

Презренье  времени,  в  котором  он  живет,

Ложь  угнетателя,  растоптанную  гордость,

Боль  острую  униженной  любви.

Нерасторопность  судей,  наглость  власти,

Бесчестье  и  отказ  в  признании  заслуг…

В  то  время,  как  мог  сам  ускорить смерть  свою  простым  клинком ? 

Кто  б  взялся  бремя  это  на  себя  взвалить,

Тащить  его  в  поту,  с  ворчаньем,  утомленный  жизнью.

Испытывая  ужас,  от  того,   что`  после  смерти  ждет 

В  той,  неизведанной  стране,  с  границ  которой  нет  назад  дороги.

Ломая  волю,  жить  с  тем  злом,  которое  в  себе  нести  предпочитая,

К  иному,  не  стремясь,   не  зная   ничего о  нем.

Так  совесть  делает  нас  всех  рабами,

Так  твердости  оттенок  чистый, 

Бледнеет  от  усталых  размышлений,

И  смелые,  великие  стремленья

Заботливой  рукой  искажены.

Так  все  теряет  всякий  смысл

Шекспир

0

828

Я не люблю, Высоцкий

0

829

ТРАКТАТ О ПОЛЬЗЕ ДРЕВЕСИНЫ

Когда милые друзья закончат пить мою кровь,
Когда будущую жизнь начнет считать Господь,
Я скажу - возьми обратно человечью плоть,
Я хочу быть просто деревом на вольном ветру!

Хорошо быть деревом на вольном ветру,
Что за жизнь начнется, когда я умру!

Если стану я березой белоствольной прямой,
Будут девки приходить в сарафанах с каймой,
Будут петь да причитать, проклиная мужей,
Буду я смотреть на девок и бросать на них клещей.

Если стану я сосною на большом лугу,
Будут белки кувыркаться подо мною в снегу,
Будут слушать пенье птиц, подставляя им лоб,
А из белой древесины выйдет праздничный гроб.

Хорошо быть деревом на вольном ветру,
Что за жизнь начнется, когда я умру!

Если вырасту я дубом в три обхвата ствола,
Замечательное выйдет покрытье стола,
И влюбленный поэт на мне напишет рондель,
И двенадцать вольных каменщиков выпьют свой эль.

Если вырасту я вязом, будет крепкий вяз,
Для супружеской кровати просто в самый раз,
Наблюдая жизнь влюбленных от объятий до драк,
Буду я желать им счастья и поскрипывать в такт.

Хорошо быть деревом на вольном ветру,
Что за жизнь начнется, когда я умру!

Ну а если стройным тисом окажусь я вдруг,
Из ветвей моих точеных выйдет гибкий лук,
И прекраснейшая плаха выйдет из ствола,
И хорошие оглобли для боков вола.

Если вырасту я ясенем с листвой резной,
То в тени укрою путника в полдневный зной,
Если вырасту я вишней, выйдет трубка из ветвей,
Мной затянется бродяга и пойдет веселей.

Хорошо быть деревом на вольном ветру,
Что за жизнь начнется, когда я умру!

Но взойти зеленым кленом - все, чего хочу,
В виде скрипки музыкант меня поднимет к плечу,
Если вырасту я тополем, листвой звеня,
Полтораста тонких кистей выйдет из меня.

Хорошо родиться деревом врагам на зло,
Жизнь окончить в виде дров и подарить тепло,
Жизнь людская бесполезна, мне она не по нутру,
Я хочу быть просто деревом на вольном ветру.

Хорошо быть деревом на вольном ветру,
Что за жизнь начнется, когда я умру! (с)

0

830

Осип Мандельштам

КАЛОША

Для резиновой калоши
Настоящая беда,
Если день – сухой, хороший,
Если высохла вода.
Ей всего на свете хуже
В чистой комнате стоять:
То ли дело шлепать в луже,
Через улицу шагать!

* * *

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны.
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.

Его толстые пальцы, как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища,
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей,
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет.

Как подкову, куёт за указом указ —
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него, то малина
И широкая грудь осетина.

0

831

Ярослав Смеляков


АНГЛИЙСКАЯ БАЛЛАДА

На мыльной кобыле летит гонец:
"Король поручает тебе, кузнец,
сработать из тысячи тысяч колец
платье для королевы".

Над черной кузницей дождь идет.
Вереск цветет. Метель метет.
И днем и ночью кузнец кует
платье для королевы.

За месяцем - месяц, за годом - год
горн все горит и все молот бьет,-
то с лютою злобой кузнец кует
платье для королевы.

Он стал горбатым, а был прямым.
Он был златокудрым, а стал седым.
И очи весенние выел дым
платья для королевы.

Жена умерла, а его не зовут.
Чужие детей на кладбище несут.
- Так будь же ты проклят, мой вечный труд
платье для королевы!

Когда-то я звезды любил считать,
я тридцать лет не ложился спать,
а мог бы за утро одно отковать
цепи для королевы.

0

832

ты, конечно, хороший, а возможно и лучший.
я скажу тебе больше: ты меня заслужил.
разогнал надо мной одинокие тучи,
раскопал мою душу из прошлых могил.

ты почти идеальный и почти абсолютный.
ты, конечно же, будешь когда-то любим.
в своем доме большом и, бесспорно, уютном
ты однажды проснешься уже не один.

погружаюсь в закат цвета огненной вишни
и с березовой рощей пою в унисон.
ты, конечно, не третий и, конечно, не лишний.
ты, конечно, хороший,
но, к несчастью,

не он

0

833

Svetolina
цапанул меня стиз про ангела, спасибо

а мне этот стих нравится, к сожалению, не знаю автора

В разрывах ядерного солнца,
Разбилась сладкой каплей соль,
А сердце тканью дряхлой рвется,
Рождая ветреную боль…
И между строк твоих ладоней,
Я вижу Библию ее,
И среди капель алой крови,
Я вижу тело, что твое…
Я вижу черными глазами,
Его крыла легчайший взмах,
Я вижу. Чувствую. Не с вами.
И нет молитвы на губах…
Прости мне слабостей пороки,
Прости его небесный звон,
Прости, что кто-то не был строгим,
И был в мечту, слепец, влюблен…
Я верю в то, что даст мне силы,
Всевышний и сильнейший он,
И до краев моей могилы,
Мне будет имя – Легион…

0

834

Я люблю, как дышу. И я знаю:
Две души стали в теле моем.
И любовь та душа иная,
Им несносно и тесно вдвоем;

От тебя моя жажда пособья,
Без тебя я не знаю пути,
Я с восторгом отдам тебе обе,
Лишь одну из двоих приюти.

О, не смейся, ты знаешь какую
О, не смейся, ты знаешь к чему
Я и старой лишиться рискую,
Если новой я рта не зажму.
Б.Л. Пастернак

0

835

Увидеть мир в одной песчинке,
И космос весь - в лесной травинке,
Вместить в ладони бесконечность
И в миге мимолетном вечность.

William Blake

- ( одно из...)

0

836

И вот,

у февраля закончится завод. Холодной крышкой ляжет небосвод; настанет март, а может быть, сентябрь. В окошке — вороньё, поля и грусть, проселочная пьяненькая Русь. Найди одно отличие хотя бы: вчера, сегодня, через сотню дней. И сколько ни подстегивай коней, несет тебя привычная кривая, да только все не вынесет никак. Подали б небеса хотя бы знак, куда плетется не переставая твоя подслеповатая судьба... Плетись, плетись... Погони и пальба не в моде нынче — в моде лишь сонливость. И жизнь твоя уже перевалилась за метку "сорок" ртутного столба.

Тогда

вдали тебя поманят города, в которых не бывал ты никогда, в которых побываешь ты едва ли. И сразу от дверей — дорога вдаль, ревет мотор, утоплена педаль, и ночь, и сигарета на привале — лишь выйди за порог. Давай, решись! Схвати за оба уха эту жизнь и поцелуй в оскаленную морду. Там ждет рассвет, огромен и бордов, там струны телеграфных проводов готовы для финального аккорда. И ты поймешь, что кончилась игра, и что не важно, кем ты был вчера, поскольку победителей не судят.

И ты шагнешь. И может быть тогда кривая все же вывезет туда, где хорошо.

И где тебя не будет.

(с) thelonewolf

0

837

...продал все, даже цепного ягуара, который из домашнего патио скалил зубы на прохожих, и купил бессрочный билет на поезд, который всегда был в дороге. Почтовые открытки с разных вокзалов несли его восторги от мимолетных видений, мелькавших за окошком вагона, будто летели от него обрывки швыряемой в забвение длинной поэмы быстротечности: призрачные негры на хлопковых плантациях Луизианы, крылатые кони на голубых лугах Кентукки, греческие любовники в кровавых сумерках Аризоны, девушка в ярком свитере, писавшая акварели у озера Мичиган и махнувшая ему кисточкой — не на прощание, а с надеждой, ибо она не знала, что видит безвозвратный поезд. Потом, в субботу, уехали Альфонсо и Херман, с намерением вернуться в понедельник, но Аурелиано о них больше ничего не слышал. Через год после того, как уехал ученый каталонец, в Макондо из прежней компании оставался только Габриель...
                                                                                                                                                                                              Маркес.

0

838

Ну что ж я могу тебе дать?
И какой такой цели проторенный путь.
Да! Я не в праве его не знать.
Но слова мои трёп,
В них отсутствует суть.
И опять мы курим дешёвую дрянь
И ты говоришь что мир дерьмо.
И на кухне слезит поржавевший кран,
Ты не веришь всем и тебе всё равно.
Ты живёшь в этом мире не понятно зачем?
Ты живёшь в этом мире не понятно чем?
Но мои идеалы для тебя пустой звук,
Я кусаю свой хвост
Это замкнутый круг.
Для меня часы ходят только назад,
Для тебя они много лет стоят.
Я боюсь что наступит завтрашний день.
Ты боишься любви, мертвецов, перемен.
Я не брит и не счастен, я философ и трус.
Ты воняешь духами,
Я от скуки колюсь.
Мы на кухне загаженной курим вдвоём.
Мы ещё не подохли, но уже не живём.

0

839

Черта... Черта... Конечно. Провели.
Что стоило вниманья иль забвенья?
Пунктирные разорванные звенья -
что мы еще могли?

Когда лимит всех мыслимых границ
нас исчитает, испоет, измолит,
из всех чернильниц, мельниц, плащаниц
и пепельниц нас вытряхнет и смоет, -

Когда любая ночь на вираже
Лишит себя дыхания и хорды -
В любом панно, пейзаже, витраже
Нас будет не хватать - мы будем стерты.

но там, во сне как в медленной воде
где здравый смысл теряет оперенье,
черты, законы, правила и где
из прочих чувств у нас есть только зренье, -

Там, в иллюзорной черной тишине
Спят наших душ сплетенные фигурки
и наших тел остывшие окурки
на опаленной белой простыне

0

840

Был бы я князь как князь, если бы был богат,
Был бы богат, если бы был умён...
Только, всё как всегда, вновь предо мной лежат
Скудные земли гордых и злых племён.

Снова в календаре месяцы отмечать,
Снова считать патроны и сухари...
Снова терять в пути княжескую печать
Браунинг и ключи от твоей двери.

Бродит во тьме тоска, словно полночный тать,
Воет пурга, приборы сошли с ума.
Сяду-ка я к столу, стану тебе писать
Письма из тундры, долгие, как зима.

Грузит почтовый письма в мешки,
Лента течёт, тает сургуч,
Метит почтамт чёрным клеймом
Марки далёких стран...
Я, засыпая, вижу тебя,
Войско в строю и лучик из туч,
И в этом луче - наш княжеский флаг,
Синий, как океан...

Мой одинокий горн всё не поет зари,
Сутками к ряду, немощен и устал.
Он вспоминает марш,
Тот, что живёт внутри
Раковин белых с берега рыжих скал.

Парусник на волне,
Пьяный распев бродяг,
Медное соло: "Каждый живой - на ют!"
Быть бы средь них и мне,
Мне бы услышать, как
Раковины затейливые поют...

Скромный почтовый мул письма издалека
Тащит по небу, в блистерах рассвело.
Выше восточных гор в розовых облаках
Вязнет его перкалевое крыло.

В зыбком свечении фонарей,
В зябкую предрассветную тишь,
Где у дороги старая ель и мшистые валуны,
Что -то заметишь ты, и скорей
Предугадаешь, чем разглядишь,
Мой рыжий берет, мой мятый мундир
Цвета морской волны...

0


Вы здесь » Одиночество » Фильмы, музыка, искусство, видео » Ваш любимый стих