Одиночество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Одиночество » Творчество участников » Сотворю чего-нибудь.


Сотворю чего-нибудь.

Сообщений 61 страница 90 из 261

61

Наверное большинство детей так поступают. Друзей себе невидимых придумывают, миры.
Я в 4 года о археологии знала столько, что родители в осадок выпадали. Это было мечтой. Я таскала всё что считала ценным и закапывала во дворе, это были клады. Родители шпионили днём и ночью))) С одной стороны они не хотели меня обижать, с другой хотелось вернуть свои часы, кольца и т.д.

0

62

Джанго написал(а):

С одной стороны они не хотели меня обижать, с другой хотелось вернуть свои часы, кольца и т.д.

:rofl: а я в музее работаю и недавно изучал монеты начала 18 века 8-) в детстве я мечтал овладеть тайными знаниями, чтобы управлять миром :D

Джанго написал(а):

Наверное большинство детей так поступают. Друзей себе невидимых придумывают, миры.

большинство да, но некоторые и вырастая не перестают это делать)

0

63

ivi написал(а):

а я в музее работаю и недавно изучал монеты начала 18 века  в детстве я мечтал овладеть тайными знаниями, чтобы управлять миром


   Классно. А что на счёт тайных знаний? Овладел?

0

64

Джанго написал(а):

Классно. А что на счёт тайных знаний? Овладел?

типа того, но они оказались совсем не тем, что я представлял)))

0

65

ivi написал(а):

типа того, но они оказались совсем не тем, что я представлял)))


  Да ладно) Ты хотел стать Волонд-де Мортом, а стал Дарт Вейдером?)
http://s3.uploads.ru/t/EFXRo.jpg

0

66

Джанго написал(а):

Да ладно) Ты хотел стать Волонд-де Мортом, а стал Дарт Вейдером?)

:D
не фанат не того, не другого.)))

Я стал

http://uploads.ru/i/P/T/8/PT8Gz.gif   http://uploads.ru/i/P/T/8/PT8Gz.gif 
https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=c727fa86c2263faae47c201727a12d03&n=33&h=215&w=194

0

67

ivi написал(а):

типа того, но они оказались совсем не тем, что я представлял)))

Не теми знаниями значит ты овладел.

Джанго написал(а):

Я в 4 года о археологии знала столько, что родители в осадок выпадали.

Я не знал, но хотел стать археологом.

0

68

adventurer написал(а):

Не теми знаниями значит ты овладел.

Я не знал, но хотел стать археологом.

Это ты пока не овладел теми знаниями к которым стремишься)) ну погоди у тебя еще все впереди;)

0

69

ivi написал(а):

Это ты пока не овладел теми знаниями к которым стремишься)) ну погоди у тебя еще все впереди;)

Я верю в свои силы.

0

70

adventurer написал(а):

Я верю в свои силы.

Я тебе не буду портить сюрприз:)

0

71

ivi написал(а):

Я тебе не буду портить сюрприз:)

Ну да, списать свои неудачи на "так и нужно", знаю я эти сюрпризы, вот потому и верю в свои силы.

0

72

adventurer написал(а):

Ну да, списать свои неудачи на "так и нужно", знаю я эти сюрпризы, вот потому и верю в свои силы.

это тот случай, когда неудача и есть победа 8-)

0

73

ivi написал(а):

это тот случай, когда неудача и есть победа

Отказ от планов по захвату мира считаешь победой? Возможно так и есть, но как говорил старик Ошо, в роллсройсе медитировать удобнее))

0

74

adventurer написал(а):

Отказ от планов по захвату мира считаешь победой? Возможно так и есть, но как говорил старик Ошо, в роллсройсе медитировать удобнее))

п*здец, Цветочек

0

75

к темной стороне силы склонился ты :(

0

76

ivi написал(а):

п*здец, Цветочек

Не понимаешь шуток? А что поделать, мирянская жизнь полна соблазнов -_-

0

77

adventurer написал(а):

Не понимаешь шуток? А что поделать, мирянская жизнь полна соблазнов -_-

я тебе поверил 8-)

0

78

adventurer написал(а):

Не понимаешь шуток? А что поделать, мирянская жизнь полна соблазнов -_-

удачи там завтра на работе новой ;)

0

79

ivi написал(а):

удачи там завтра на работе новой

Спасибо, уже второй день работаю, там не так все шикарно, как описывали, но я смогу привыкнуть к этому, с судьбой ведь не спорят, если это случилось, то это должно было случиться. И не будем флудить в чужой теме, Джанго будет гневаться.

0

80

adventurer написал(а):

Спасибо, уже второй день работаю, там не так все шикарно, как описывали, но я смогу привыкнуть к этому, с судьбой ведь не спорят, если это случилось, то это должно было случиться. И не будем флудить в чужой теме, Джанго будет гневаться.

  Да не буду я гневаться) Меня умиляют ваши перепалки)

0

81

Наивная сказка о любви

- Ты сосредоточишься или нет?- прошипел Тим.
- Забодал!!! Я внимательна, я настолько внимательна, насколько ты себе представить не можешь!!!
Машка начала злиться. Тим глубоко вдохнул и шумно выдохнул, пытаясь успокоиться. «Да и что удивительного? Что он мог ожидать ещё? Это веснушчатое, зеленоглазое существо с торчащими в разные стороны золотистыми кудряшками, вообще не могло обладать таким качеством как терпение» подумал Тим, и вслух поддакнул.
- Да,- любуясь Машкиной канапушкой в форме крошечной звёздочки на обнажённом плече - это вам, вашу мать, за пределами очевидного и невероятного. Это ващеееее….
Тим притянул к себе Машку и нежно поцеловал в звёздную канапушку. «Когда-нибудь эта звезда скатиться с твоего плеча, прямо в небо. Конечно она окажется прямо над нами. Мы будем валяться в белоснежной пене степного ковыля. Время остановится и я смогу уговорить рассвет, не тревожить твой сон и дать мне возможность подольше ласкать тебя взглядом, согревать дыханием» Вслух Тим предпочёл опять промолчать, только оттолкнул от себя разомлевшую Машку. Она брызнула в него изумрудными искрами глаз и сделала вид, что обиделась.
- Ну что ты за зараза?!!! Не отвлекай, просил же. Уже совсем скоро начнётся.
- Да достало ждать, всё достало - протянула в ответ девушка.
«Блин, да что ты знаешь об ожидании. Когда время расплавленным свинцом втекает тебе в глотку, разрывая внутренности, но ты терпишь, сходишь с ума и терпишь, режешь кожу и терпишь, потому что хочешь и должен дождаться. Потому что иначе лучше бы тебе вообще не быть, вот только выбор в этом случае не за тобой. И ты ждёшь, чтобы рискнуть ещё раз, получить ещё один шанс».
Тим прижал к себе девушку, зарылся носом в ворох кудряшек. - Машк, ты же знаешь…
- ага - выдохнула зеленоглазая Машэ.
Они сидели на крыше высотки, свесив ноги вниз. Тим придумал её или вспомнил, впрочем это не имело никакого значения. Внизу неторопливо падал снег, не долетая на метр до «булыжной мостовой». «Мостовая» идея Машки. И Машэ бесилась, когда Тим называл её «булыжной». На самом деле они, как-то говорили о том, что представляет из себя душа каждого, и она показала Тиму горсть мелких, цветных камушек. Тим фыркнул и заумно заметил.
- Камни? Да они же мёртвые.
Но Маха не обиделась.
- Никакие они не мёртвые. Они тёплые и преданные, гладкие и шершавые, они, словом, все они разные, только одинокие.
И сделала «мостовую» под стать своей душе. Именно тогда Тим и запретил снегу падать на Машкины камешки, не дай Бог остынут или вообще замёрнут.
- Золотце, хочешь пить?
Золотце решило согласиться.
- Угу
Тим достал из-за спины рюкзак. Из него на свет были извлечены два больших стакана, бутылка молока и водка. Он наполнил до половины стаканы водкой, долил молоком и бросил соломинки.
- Ваш коктейль, леди.
Машэ сделала глоток, жмурясь от удовольствия.
- Вкусно.
- Дык, кто бармен?! А кто такой бармен?
Девушка захихикала.
- Ну наверное это тот, кто делает молоко
Тим вздохнул и подумал «Ты когда-нибудь пить научишься? Только бы никогда. Я же не смогу глушить тебя чем-то более тяжёлым».
Времени до начала оставалось всё меньше и меньше. Он придвинулся к девушке.
- Маша
- Да
Он не помнил как долго целовал её глаза, губы, вдыхал аромат волос, гладил нежную кожу прижимался лицом к груди, терзая губами напряжённые соски. Она отвечала ему, впиваясь ноготками в плечи, нетерпеливо покусывая кожу. Воздух сгущался и каждый вдох давался всё труднее. Им так много хотелось ещё сказать друг другу, но небо быстро темнело. Тим отпустил девушку. Она счастливо улыбалась чуть посиневшими губами.
- Сейчас начнётся. Ты готова?
- Разве это имеет значение готова я или нет?
Тим грустно улыбнулся. Небо окончательно заволокло тучами. Маленький мир Тима и Машэ закрылся. Воцарилась тишина. Над головами раздался щелчок и на мгновенье появилась огненная трещина из которой выпало белое, крылатое тело. Оно медленно падало, кружась и переворачиваясь, словно осенний листик. Маша от этого зрелища открыла рот. Тим осторожно дёрнул её за руку и заставил повернуться лицом к себе. И в этот момент тело достигло мостовой. Удар был громким, немного напоминающим всплеск. Тело разбилось, разлетевшись сотнями тёмно-красных брызг и перьев. Девушка вздрогнула, но не оглянулась. Одна из багряных капель попала в её стакан и напиток приобрёл нежно-розовый цвет. Машэ сделала глоток и мечтательно закрыла глаза.
- Ты хоть желание успела загадать?
- Брррр, пустяки…успею…
И снова послышался звук разрывающегося неба, за ним второй, третий. Скоро падающих и разбивающихся тел, стало так много, что снег, придуманный Тимом, погряз в море багровой жидкости.
Машка прижалась щекой к его ладони.
- Ты следом? Да? И мы потом встретимся.
Парень пристально посмотрел в её глаза:
- Ты знаешь.
Минуту спустя небо, как огромная пористая губка, втянуло в себя кровавую массу, став с ней одного цвета. Плоть неба ожила. Гигантская «губка» зашлась в короткой судороге. Ещё через минуту, судорога повторилась, усиливаясь. Небо корчилось, билось словно в агонии. Наконец багровая плоть расторглась на множество кусков с рванными краями. Из темноты образовавшихся трещин появились огромные красные, извивающиеся черви, рыхлые, в тёмных прожилках вен. Один из них возник над головой Машки. Червь содрогался в такт багровой массе неба. Машка робко улыбнулась, Тиму, поднялась и потянулась вверх. Червь раззявил беззубую пасть. Девушка засмеялась и крикнула:
- Тим, там свет. Совсем не страшно, это было много раз.
И устремилась всем телом на навстречу ослепляющему сиянию, где-то в глубине чрева, извивающегося монстра.
Тим горько усмехнулся, и выдохнул:
- Я знаю.
Он посмотрел наверх, на точно такого же червя, готовящегося поглотить его.
- Ну что повоюем?
Устав дожидаться, гигантский монстр набросился на Тима, в мгновение ока проглотив худощавую фигуру. Оказавшись внутри, парень упёрся руками и ногами в осклизлые стенки полости. Червь извивался, пытаясь вытолкнуть Тима, он то сдавливал его, то расширялся так, что Тиму едва хватало сил удержаться и не соскользнуть вниз. Воздуха становилось всё меньше и меньше. Мышцы на руках и ногах свело, от нечеловеческого напряжения. Огромный организм решил сменить тактику. Теперь он сдавливал тело Тима, короткими, сильными рывками, как огромная змея перемалывает свою жертву, перед тем как переварить. Сломанные рёбра вонзились в лёгкие, сломанное предплечье лишило возможности сопротивляться, левой рукой. Плоть монстра тоже не выдерживала, тёмные вены лопались, заливая кровью глаза парня. Тим почти ослеп. Чтобы не сорваться, он упёрся головой в скользкую от красной жижи стену. Вокруг стоял кислый с металлическим привкусом запах.
На какое-то мгновенье, червь замер, обмяк и в тот же миг, из просвета, сверху, в его чрево ворвались огромные металлические щипцы. Ледяным обручем они сковали голову Тима и потянули на верх. Парень только сильнее вжался в ненавистную плоть и закричал из последних сил:
- Не-е-е-е-т!!!
Его череп хрустнул, как скорлупка грецкого ореха под напором стальных объятий. Тим больше не чувствовал боли. Темнота выбросила его измученное, истерзанное тело в никуда.


РОДДОМ №3
1 августа 2004г
16.00.
На соседнем столе истошно кричала женщина. Соседские крики раздражали. Хотелось тишины и пить.
Молодая мать улыбнулась, глядя на орущий, красный комок, в руках акушерки.
- Девочка. 3.700. Здоровенькая. Поздравляем мамаша.
Малышку унесли. Новоиспечённая мать подумала «Всё-таки я назову её Марией. Машенькой.»
Между её ног, ещё орудовал врач, когда за перегородкой истошные крики, сменились безумными завываниями. «Господи, да от этого же можно свихнуться! Так воет, будто и не человек, ужас какой-то!».
Кто-то находит, кто-то теряет.


ТИМ
Тим открыл глаза. Мир остался прежним. Небоскрёб. Крыша. Падает снег, не долетая метр до мостовой. Всё так же, за одним исключением. В этом мире больше нет Машэ.
- Опять?
Тим вздрогнул. Рядом с ним стояло пушистое существо небольшого размера, с удивительно красивыми, чёрными глазами. Его серебристая шёрстка пахла ванилью. В маленьких лапах с чёрными, мягкими пушечками но держало лиловый леденец. Тим усмехнулся и присел на корточки.
- Ты напугал меня.
- Ну, извини - улыбнулось существо, забавно хлопая прелестными глазищами в обрамлении густых ярко-синих ресниц.
- Да ничего. Только я больше привык видеть тебя «по образу и подобию».
- Ну, извини - снова улыбнулось существо, кокетливо взмахнув ресницами. Оно медленно облизало лиловый леденец:
- да, на 7-ой параллели бесплатно раздают леденцы только детёнышам фуконосов.
- Ну да, ну да, извечная любовь к халяве, ты и человечество не обделил своим пороком.
- Так «по образу и подобию»
Тим раздражённо фыркнул. Ему нужны ответы. Именно сейчас, эти ответы, возможно всё изменят. И если даже он и знает ответ, но просто пытается смухлевать, ему необходимо услышать подтверждение своих догадок, от кого-то ещё.
Тим злился, а существо с наслаждением продолжало посасывать леденец.
- Я хотел бы…
Мохнатик остановил Тима одним взглядом.
- Не пристало. Всегда и везде есть свои правила. Нарушать которые нельзя, хотя можно обойти. Я мог бы ответить, но не стану. Свои правила ты придумал сам, хотя и знал, что это было преждевременным. А ответы, как и лежали на поверхности, так и лежат. Всё было. Ничего нового. – лизнув леденец и мечтательно закатив глаза, продолжил - Малиновые леденцы Тринити делают меня чрезмерно болтливым.
Существо прыснуло в мохнатую ладошку.
- Но
- Нет, Тим. Ты пренебрёг моими советами раньше, это не обидело меня, скорее вызвало любопытство. Но я готов признать, я молод и не лишён максимализма. А по сему оставляю тебе право и время, убедиться в моей правоте.
Существо хлопнуло ресницами и исчезло.
Тим опять остался один.
«Но я же пытался много-много раз. И мне суждено, рождаясь каждый раз становиться причиной её преждевременной смерти. Я вынужден коротать свой век в одиночестве. Какой же в этом смысл? Я всегда являюсь предвестником смерти или дело не во мне? Нет, нет причина во мне. Но может…»
Тим поднял голову и закричал:
-Эй, ну хоть один вопрос? Один ответ. Чего тебе стоит максималист мохнатый!!! За что?
Голос раздался у него в голове.
- А ты так и не понял? Не понял, почему ОНА покидает тебя?
Тим всё ещё не мог поверить. Это было бы слишком просто и страшно. Он громко истерично расхохотался:
- Я понял. Понял. Это ОНА. ОНА хочет свободы. Это то, что на самом деле дарит любовь. А моя любовь, моя любовь-тюрьма, и только смерть возможный побег из неё. Я понял. Ты слышал. Я понял - слова рвались из груди. Тим продолжал кричать.
- Я дам ей всё, что она захочет. Я всегда буду рядом. Теперь мы будем неразлучны. Я же говорил, я найду решение. – крик перешёл в громкие рыдания. Тима трясло, слёзы катились крупными горошинами.
Пушистое существо оказавшееся рядом, грустно вздохнуло и обняло Тима. Тим прильнувший к его груди, утопающий в шёлковой серебристой шёрстке, вдыхающий мягкий аромат ванили, тихо повторял, постепенно успокаиваясь:
- Я понял. Теперь-то точно всё получится. И я никогда, больше никогда, не отпущу её от себя.
- Конечно, конечно Тими - существо гладило его мягкой лапкой по голове - Ты уже смог подарить ей жизнь. Осталось чуть-чуть. Я тоже совершаю ошибки, только это между нами. Эх, знал бы прикуп, был бы в дамках. А я здесь с вами, с людьми, утешаю, помогаю, вот сопли вытираю. Хотя кому ещё? Я накосячил, мне и …сам понимаешь. Но вот что я тебе скажу. Тим хочешь, верь, хочешь нет, но всё будет хорошо. Ответ верный, только теперь его нужно принять сердцем. Давай парень, угощу тебя леденцом, а то я их столько натырил, что боюсь подсесть на них капитально. Ты ж, знаешь как они на меня действуют.
Существо скромно потупило глаза. Тим всё ещё хмурясь спросил:
- А чего набрал столько?
- Да, понимаешь, не люблю я эту 7-у параллель, её мой старший брат делал. Умник тоже мне. Всё у них там идеально, всё правильно, скука смертная. Зачем рай не понятно. Вот я и не хочу там подольше появляться. Ты Тимох, не грусти, чёт там не будет расти, так у вас кажется говорят?
- Да я уже не знаю, я несколько столетий там не жил, только выглядывал, проверить как Маха.
- Вот, кстати, давай пока Маху будем ждать пульку распишем? А, Тим. Я даже жульничать не буду.
Тим недоверчиво посмотрел на объевшегося леденцами соблазнителя. А существо громко чмокнуло его в лоб, оставив сладкий, лиловый след. И Тим, неожиданно для себя, почувствовал. На сердце стало легко и сладко. И ожидание стало каким-то светлым, радостным. Сердце Тима наполнилось любовью, и в нём не осталось места страху, ревности, злости и обидам.
- Спасибо
- За что?
- За помощь.
- Только не говори никому - божественная сущность невинно затрепетала синими ресницами - а то завалят просьбами по самое не могу, и совсем головами думать разучатся. Ну что, я за картишками?

0

82

Кость в горле

Утро как всегда отличалось, от описанных в любовных романах «чудесных лучей восходящего солнца», привносивших в мою жизнь что-то поистине новое и распрекрасное.
Утро было холодным, голодным и занудным.
Очень хотелось засунуть ноги в тёплые тапочки, но я затолкнула их так далеко, что заглядывать под кровать страшно. Вылезет какое-нибудь дерьмо навстречу в виде окурков, старых газет и пустых бутылок.
Нет. Я не ангел. Ныть бесполезно. Ушёл и правильно сделал. У меня не хватило духу самой вышвырнуть это вечно жрущее, храпящее и ноющее ничтожество за дверь.
А всё почему?
Да, порода мать её, как он держал вилку и пусть у неё один зубец смотрел в сторону сортира. Это не важно. А как откушивал? Мама дорогая, я готова была бросить все дела и только наблюдать за кривым мизинцем, так изящно отведённым в сторону, когда он ловил алюминиевой вилкой последнюю макаронину на тарелке. Ложки я спрятала, уж не помню, что меня на это подвигло, но точно не высшее биологическое образование.
Потом начиналось самое удивительное.
Вечер.
Мне предлагалось внятно уложить своё тельце в единственное кресло и связать ему очередную пару носков, исключительно нежно-голубого цвета. А он, «белая кость» в моём горле, перегнувшийся в трёх местах корень с семейного древа, возлежал на тахте, укрывшись старым пледом и благоухал на всю квартиру давно не стиранными носками. Причина амбре была не в моей неряшливости.
Мой мужчинос перезрелоэлегантного возраста имел такие же перезрелые взгляды на всё в жизни, в том числе, и на то, как настоящий самец должен пахнуть. Все мои жалкие попытки привнести хоть какую-то морозную свежеть в его самцовое абрэ, ничем не закончились. Носки прятались надёжно, найти их было невозможно и с миноискателем.
Хотя… и это было так показательно, именно в тот момент, когда мне хотелось досмотреть очередную серию «Рабыни Изауры», где трёклятая дура с идиотской причёской и косыми глазами готова была присосаться к своему тщедушному Тобиасу, игнорируя племенного самца с клеймом « высший сорт» Леонсио, моя «белая кость» вырубал звук у телека. Далее старательно подбирая слова, затягивал песнь о том, что он вычитал во всех самых нудных газетах этого света.
Потом мы стелили постель, обязательно с буквой «В» туда где должна быть голова, и буквой «Г» где ноги. Я упрямо не понимала значение буквы «Г», бодалась как давно не доенная корова, но сию тайну мне так и не открыли. Приходилось поджимать ноги, так как я не хотела оказаться ногами в таинственном месте «Г», что бы оно не значило.
Затем томно дыша, лезла под одеялом к нему в трусы, буквально истекая всеми соками от длительного воздержания, а он бежал зачем-то мыть руки. От тоски и ноющей боли внизу живота я шла следом, укладывалась в ванную, направляя тёплую и сильную струю себе между ног.
С утра варила ему кашу. Полоскала тарелку в кастрюле с кипящей водой и накладывала манку ровно, чтобы каша имела округлую форму, не растекалась жидкой, деформированной лужей по стерильной поверхности.
И всё же он ушёл. Ушёл, захватив все свои вещи и газеты. Я осталась одна. Сначала я ревела, потом орала и прыгала по квартире похожая на дикого павиана, потом пила и рыгала по полночи, нежно обнимая белого друга со скромным названием «унитаз».
Однажды я выследила куда он ушёл. Ворвавшись в их «гнездо», поставила огромный синяк под глазом его новой мадам. Хотела купить автомат и расстрелять его, её и их огромного толстого кота, но не знала где купить автомат и с кого начать отстрел.
Это меня злило.
Ужасно чесались давно не бритые подмышки. Я хотела выпить чай, но в доме не было заварки и сахара, а злые гоблины сантехники отключили воду.
Единственное на что хватило сил это плюнуть в ванной в собственное отражение. Пришлось выпить воду приготовленную для единственного в доме горшка с кактусом.
Мыло закончилось ещё месяц назад, верёвки не намылить. Крови я боюсь. Отравы нет, не лопать же землю вместе с единственным цветочком, в надежде на долгую и мучительную смерть от дизентерии .
Я решила выпрыгнуть из окна, но дали воду и пришлось тащиться в ванную, чтобы закрыть кран. Смерть смертью, но почему должны страдать соседи, хоть я их и ненавижу порой.
День окончательно испортился, даже сдохнуть, не удалось. Тут ещё желудок начало сводить от голода и я попёрлась к бабе Зине. Баба Зина женщина покладистая, хоть вид имеет воинствующий, а габариты атомные. Ещё палец не поднесла к звонку, а дверь открылась.
— Томка! Очнулась зараза. Я уже хотела МЧС вызывать.
— Баб Зин, не одолжите на хлеб?
— А то. Конечно. Давай я тебя покормлю?
— Спасибо. Не нужно.
И вслед « вот ведь не мужик, а клещ какой. Был кровь сосал и отвалился с «мясом».».
Зажав в кулаке червонец, похромала в булочную. Стоило выйти из подъезда, как ливанул дождь.
Я стояла посередине дороги. Машины неслись, обдавая меня визгом шин, матом и грязными брызгами из под колёс. Я стояла, закрыв глаза и крепко сжимая червонец.
Не дождалась светофора. Вопль какой-то тётки, крик водителя на непереводимом, но таком понятном жаргоне. И единственная мысль в голове « Я не умерла. Выжила.»
Моё лицо горело, безумно хотелось горячего душистого хлеба и чистой воды.
Солнце выглянуло из-за тучи, всего на минуту.
Минуту размером с целую глупо, мерзко и бесполезно прожитую жизнь.
Забежав за булкой я крепко вцепилась зубами в хрустящую корку и почти не прожевав проглотила кусок, вырвавший их моего горла «белую кость». Так я не хохотала давно в жизни. Кажется, так я не хохотала вообще никогда.
Я ещё улыбалась отмывая окна в своей квартирке, и остатки прошлого уходили с тёплыми и солёными слезами, стекали мыльными пузырями с чистых оконных стёкол, в которые стучало своими тёплыми, нетерпеливыми лучами солнце. Солнце для меня. Весь мир для меня. И пошло всё на…..

+1

83

Джанго, как часто ты пишешь?

0

84

adventurer написал(а):

Джанго, как часто ты пишешь?


Бывает очень часто, бывает простой месяцами. если ты хочешь попробовать, не откладывай. Напиши. Отложи. И перечитай через какое-то время. Главное начать.

0

85

Джанго написал(а):

Бывает очень часто, бывает простой месяцами. если ты хочешь попробовать, не откладывай. Напиши. Отложи. И перечитай через какое-то время. Главное начать.

Я думаю об этом последнее время, сегодня же и начну, хоть это и выглядит сложным, а мои мысли безумными, но меня вдохновил твой пример, я тоже хочу творить)

0

86

Матери-дочки

Что ни сказано, всё будет мало,
А синонимы «больно», «люблю».
Ты прости меня, милая мама,
Снова этого не говорю…

Верест.

Сидит у окна ладошка к ладошке. Ей мучительно хочется курить, но в доме дети и внуки. Она тщательно выбирает время, чтобы вырваться на балкон, без свидетелей. Иначе обязательно кто-нибудь сунет свой любопытный нос и объясняй потом, почему курить плохо, но бабушке можно.
Моя мама, это только моя мама. Вы не ошиблись. У моей родной сестры своя мама. Сестра видит её по-своему, по-другому, где-то лучше и ближе, а где-то очень далеко и непонятно.
Какой вижу её я? Это сложный вопрос, особенно сложно ответить на него искренно. Именно я, пару лет назад сказала маме «я люблю тебя, но не уважаю» и она не поняла до конца того смысла, что я вложила в эту фразу. Мне хотелось освободить её от обязанности быть такой, как "должно", а не самой собой. Она обиделась, нахмурилась и убежала на свой балконный островок с сигаретой и всенепременным кофе.
А я проплакала всё это время и выдержала её тотальное игнорирование в течении нескольких дней.
Не знаю, как мне объяснить ей, как втолковать, для меня она уже давно не столько мама, сколько маленькая девочка, отчаянно желающая казаться сильной, но испуганная, неуверенная, уставшая, прожившая всю жизнь «так как нужно».
Когда я была ребёнком и подростком, я совсем ничего не замечала, кроме собственной персоны. И мне отчаянно хотелось любви и жалости, понимания и терпения, но именно такого как я придумала себе, а не того, что она могла дать. И я тиранила её, сбегала из дома, закрывалась на несколько дней в своей комнате и однажды вскрыла вены. Сейчас я понимаю всю глупость своего шантажа, и потому не удивляюсь ответной реакции. Уже после больницы, мама, строго посмотрев на меня заметила «Ещё раз и я сама отвезу тебя в дурдом» и убежала на свой балконный островок. Как можно было ещё выразить своё бессилие и страх, если не в этой угрозе?
Моя мама, маленькая девочка уже с совсем седыми волосами, я так люблю её, я понимаю, я жалею. И ей так же трудно смириться с этим моим пониманием, оно её пугает. Мир моей девочки, треснул, когда она трёхлетней, стала свидетельницей убийства своей младшей сестры, психически больным подростком, и чуть-чуть не погибла сама. Она так и осталась сидеть среди осколков своего, так стремительно разрушившегося детского мира, туго поджав колени к животу и низко опустив голову. Она не выросла, она играла взрослую. Играла истово, темпераментно, играла преданно. Её всегда окружали мужчины, толпы мужчин, они были готовы на многое, чувствуя в ней этот страшный надлом и восхищаясь силой, но, не замечая, той, настоящей, всё ещё сидевшей у осколков своего мира.
Когда я закрываю глаза, я сразу вижу её руки, с тонкой кожей и маленькими ноготками. Когда-то я целовала эти руки, через окошко родильного дома, испуганная тем, что мама далеко. Теперь я не могу обнять её. Если я это сделаю она будет вырываться и потом заплачет, возможно, мы проговорим до утра, но уснув встанем и я натолкнусь на ту же самую маску на родном лице. Иногда мне хочется вышить золотыми нитями на её одежде «Умоляю осторожно!!! Чувства ранят её, они как розги лупцуют, её детскую душу».
Она боится чувств, боится хорошего, она всё ещё помнит за хорошим, может придти очень-очень плохое. И только когда приходят внуки, она меняется. Моя девочка не воспитывает их, не поучает, она с ними живёт. Играет в их игры, ссорится, смеётся, обижается, но главное, она на какое-то время становится собой.
Я не знаю рецепта, я не уверена правильно ли я себя с ней веду, я ничего не знаю. Во мне есть часть того излома, часть её боли, часть её страха и понимания, что дети умирают, а пережить это невозможно, невыносимо. Я знаю ей проще создать видимость любви, нежели любить.
И я всё равно люблю её, люблю любую, люблю до слёз и ненависти к себе самой, люблю как своего ребёнка, люблю за её холодность и ранимость, за гнев и …
Самое главное.
Самое долгожданное.
Однажды, всего лишь раз, она не упрекала, не осуждала, она туго притянула колени к животу, посмотрела неожиданно по-детски яркими глазами и сказала «Я не знаю, что тебе сказать….» и опустила голову.
Она показала мне себя, девочку, строящую свою жизнь из стареньких осколков, больно ранящих её хрупкие пальчики. Она так близко подпустила меня к себе, что я задохнулась от нежности, жалости, и самое главное любви и уважения к ней.

0

87

Наши родители всего лишь дети, обзавевшиеся своими детьми

0

88

ivi написал(а):

Наши родители всего лишь дети, обзавевшиеся своими детьми


Это точно. Я думала мы какое-то потерянное поколение, а вышло что у каждого поколения свои проблемы и меньше их не становится.

0

89

Джанго написал(а):

Это точно. Я думала мы какое-то потерянное поколение, а вышло что у каждого поколения свои проблемы и меньше их не становится.

мы не потерянное поколение, мы потерянное человечество, заблудшие дети Бога

0

90

ivi написал(а):

мы не потерянное поколение, мы потерянное человечество, заблудшие дети Бога


  точно) Иви ты всех спалил, некоторые думали , что они посланники указующие путь)

0


Вы здесь » Одиночество » Творчество участников » Сотворю чего-нибудь.